Герои

Я буду всегда с тобой: сталкинг. Почему мужчины преследуют женщин, а женщины преследуют мужчин (и как от этого защититься)

Каждый год в мире преследуются миллионы женщин и тысячи мужчин — преследуют, как правило, влюбившиеся в них поклонники, бывшие партнеры, реже — просто незнакомцы. Рассказываем, почему вас может начать преследовать человек, который видел вас один раз, какие бывают типажи преследователей и при чем здесь Джоди Фостер и Рональд Рейган.
Я буду всегда с тобой: сталкинг. Почему мужчины преследуют женщин, а женщины преследуют мужчин (и как от этого защититься)

Однажды Джон Хинкли-младший посмотрит фильм «Таксист» с Джоди Фостер. После этого он напишет ей с сотню любовных писем, в которых будет признаваться в нежных чувствах, робко, а потом все настойчивее прося Фостер выйти за него замуж. Затем он начнет колесить за ней по стране, повторяя маршрут ее гастролей и съемок. Еще чуть позже — в 1981 году он выпустит шесть пуль в президента США Рональда Рейгана — только так, чтобы вся страна и Фостер обратили на него внимание.

В апреле этого года в префектуре Нара арестовали японку Канако Ониси за преследование полицейского, который ранее задержал ее за домогательство — уже к другому мужчине. 40-летний женатый полицейский начал получать письма, в которых кто-то признавался ему во влюбленности и желании «стать частью твоего косэки (так в Японии называют официальную книгу семейного реестра)». Отправителем оказалась Ониси, которую несколькими месяцами ранее задержал именно этот офицер. Это факт: преследователями, ныне сталкерами, почти всегда оказываются мужчины, но, как видим, бывают и исключения.

Я буду всегда с тобой: сталкинг. Почему мужчины преследуют женщин, а женщины преследуют мужчин (и как от этого защититься)

8% женщин и 2% мужчин в США заявляют, что были преследуемы поклонниками/цами. Соответственно: 1 006 970 женщин и 370 990 мужчин каждый год провожает до дома любопытная пара глаз. Упомянутый случай покушения Хинкли на Рейгана — скорее исключение: сталкерами редко оказываются убийцы. Психотерапевты утверждают, что в большинстве своем сталкеров тяжело назвать и эротоманами. Они фетишисты, объективаторы. Схема увлечения жертвой преследования подобна механизму культивизации селебрити: для поклонников, скажем, Моника Беллуччи становится глянцевым разворотом, картинкой, привлекательным маркетинговым образом: культивировать ее — значит, культивировать не личность, а объект желания. Если очень просто: влюбившийся в Беллуччи парень из Аризоны почти ничего не знает о ней как о личности — но ему достаточно. Точно так же со сталкерами: в большинстве случаев преследователь обладает минимумом информации об объекте «любви». В силу различных причин он думает, что влюбляется, и не желает мириться с правдивыми особенностями человека, его нежеланием быть вместе, главное — с его границами. Впрочем, очень часто сталкерами могут стать и бывшие партнеры (все же знающие многое).

Я буду всегда с тобой: сталкинг. Почему мужчины преследуют женщин, а женщины преследуют мужчин (и как от этого защититься)

По мнению антрополога Хелен Харрис, сталкерам свойственны следующие признаки любовных переживаний: 1) желание быть вместе; 2) идеализация возлюбленного; 3) фокусировка на одном человеке; 4) постоянные мысли о нем; 5) эмоциональная зависимость; 6) изменение жизненных приоритетов. Пункты 2–5, по сути, очерчивают грани одной проблемы – культивизации, наделения звездным статусом объекта желания. «Объект» – продуктивное слово еще и потому, что преследователь, по сути, не желает знать о своем предмете любви больше, чем он уже знает (вернее, представляет, что знает): в его голове складывается идеальная, подходящая под его стандарты картинка, которой этот человек на самом деле может не соответствовать вовсе.

Британский судебный психиатр Дэвид Грубин говорит, что преследователи — более искусные преступники со средним или высоким IQ, которые знают, как долго «оставаться в игре» и не быть замеченными ни властями, ни своей жертвой. Грубин делит их на три типа:

  • «аналоговые» сталкеры, преследующие жертв в реальной жизни;

  • киберсталкеры, коммуницирующие с жертвой посредством соцсетей, а также взламывающие их аккаунты;

  • наиболее редкий вид — сталкеры, способные на реальные угрозы и расправу.

Первые — наиболее незамысловатые, но не менее жуткие: они действительно ходят по пятам, узнают домашний и рабочий адреса, места жительства близких, могут подкладывать под дверь мягкую игрушку или что-то, скажем так, неприемлемого характера. Второй тип — куда изощреннее. Есть пример: в 2015 году англичанин Митчелл Ллойд, недавно расставшийся со своей девушкой, начал получать сообщения от офицера Роберта Хэя. Хэй сообщил, что бывшая девушка парня Лорен Аддерли ввязалась в сложную криминальную схему, поэтому тот должен содействовать расследованию. Офицер Хэй просил Митчелла не выходить из дома в определенные дни, установил комендантский час и просил докладывать о его любых контактах. Ллойд прожил в таком, близком к изоляции режиме два года, пока реальные следователи не установили, что офицера Хэя не существует, а за всем стоит сама Аддерли, таким образом срывающая бывшему свидания. За это ей дали восемь месяцев режима.

Я буду всегда с тобой: сталкинг. Почему мужчины преследуют женщин, а женщины преследуют мужчин (и как от этого защититься)

С последним, агрессивным типом сталкера сугубо в законодательном смысле легче всего расправиться. Дело в том, что в США сталкинг считается преступлением с 1990-х годов, в Европе и Британии — с того же времени. В России случай, подобный кейсу Аддерли — Ллойда, тяжело подвести под законодательную бвазу. Иными словами, если вам пишут навязчивые признания в любви или каким-то образом манипулируют, это не считается преступлением. Когда любовные письма сменяются посланиями с угрозой — вот тогда да, тогда обидчик может понести наказание. Именно таким — пишущим угрозы (и часто способным на их воплощение) — и является представитель последнего типажа.

Читайте также:
Поделиться: