Образ жизни

Slow down: что такое Slow movement и почему нам всем нужно перестать спешить

Slow down: что такое Slow movement и почему нам всем нужно перестать спешить

Сегодня довольно сложно представить места, в которых машины не могут превышать скорость в 20 км/час, а на улицах не встретишь популярные сети супермаркетов и фастфудов. Под такое описание подходит любой европейский городок конца XIX века, но нет – это вполне современные города, отказавшиеся жить в темпе мегаполисов. Рассказываем, что такое медленное движение, как оно создает медленные города и почему его жители отказываются от часов.

Давка в метро, вечно спешащие и поглядывающие на часы пешеходы мегаполиса, фастфуд, водители, постоянно пытающиеся успеть пролететь дорогу за последние несколько секунд зеленого света, изобретение все более быстрых 4- и 5G, введение сверхскоростных видов общественного транспорта – все это последствия поляризации отношений современного общества с понятием времени. Другими словами, жизнь в больших городах напоминает спидран или поездку на гоночном болиде, рабочий день (да и выходной) регламентирован согласно стрелке часов, все мы куда-то спешим, при этом чувствуя порою экстремальные последствия существования в подобном темпоритме. Есть несколько легитимизированных академическим сообществом терминов, которыми можно объяснить главные характеристики современного общества. Французский философ и урбанист Поль Верильо утверждал, что мир можно понять через линзу дромологии – философской дисциплины, изучающей скорость. Англичанин Ник Ланд предпочитает называть современную модель акселерационистским капитализмом – режимом, в котором именно капитализм и вечная погоня за финансами приводят мир в хаотичное движение. Большинство концепций описывают мир именно в понятиях ускорения, которое влечет за собой изменение ритмов на протяжении почти всей человеческой жизни.

Slow down: что такое Slow movement и почему нам всем нужно перестать спешить

Спикер TED Talks канадский журналист и писатель Карл Оноре в своей книге «Без суеты. Как перестать спешить и начать жить» пишет, что мы разучились делать хоть что-либо вдумчиво и медленно. Мы разучились неспешно прогуливаться по городу, мы разучились вести машину со скоростью 40 км/час, разучились не поглядывать на часы, разучились медленно готовить. Все эти существовавшие еще 50 лет назад активности подменяют не дающий расслабиться автомобильный трафик, постоянная и вездесущая рабочая коммуникация, принуждающая сверяться графиком и, как следствие, невозможность устроить медленную трапезу, которую, кажется, окончательно заменили фастфуды, наживающиеся на тех, кому нужно «перехватить по-быстрому». Оноре называют одним из отцов-основателей по-хорошему консервативного движения Slow movement, которое призывает вовсе не к регрессу или полному отказу от технологических благ – оно пропагандирует задуматься о том, что не мы измеряем время, а время измеряет нас.

В качестве примера Оноре приводит город Кельн XIV века. В 1370 году на главной площади у ратуши установили одни из первых часов. Уже через четыре года появилось городское уложение, регламентирующее начало и конец рабочего дня, а в 1391 году был установлен комендантский час. Так всего за какие-то 20 лет произошел огромный идейный сдвиг: еще несколько десятилетий назад люди определяли неточное время по погоде, а сегодня какой-то овал со стрелками указывает, когда просыпаться, когда приступать и заканчивать работу, когда обедать и когда ложиться спать. Оноре приводит Кельн как один из первых городов, который, по сути, изобрел концепцию времени, влияющую на экономические отношения, которые регламентируются часами до сих пор.

Slow down: что такое Slow movement и почему нам всем нужно перестать спешить

Slow movement, прежде всего, старается изменить наши представления о работе как о самом важном факторе качества жизни, призывает не превращать спешку в хроническое и корпоративно приемлемое состояние и современный невроз. Как пишет Оноре, «торопиться нужно, когда это действительно необходимо». Slow movement призывает работать четыре раза в неделю, но на совесть, не приносить работу домой, не брать проекты на выходные, а еще сделать абсолютной нормой запрет работодателя писать сотрудникам после 18:00 (к этому решению совсем недавно на законодательном уровне пришла Португалия). Таким образом, именно регламентация экономических отношений сотрудников, работодателей и часов повлияют на дальнейшие сферы жизни.

В книге Оноре пишет о так называемой медленной урбанистике – городах, в которых запрещена быстрая езда, существует ремесленничество и распространен семейный бизнес, а еще запрещено размещение торговых сетей и фастфуд-компаний вроде McDonalds и Subway. По сути, это такой капитализм с человеческим лицом. Существует примерно 200 таких городов (или, как их еще называют, cittaslow), в основном расположенных в Италии и Швейцарии. Оноре считает, что популярность медленной жизни будет только расти. Это как маятник Фуко, или обратная реакция: чем более быстрым будет мир, тем все большее количество людей предпочтут медленные города мегаполисам.

Вместе с тем в медленных городах такие же медленные активности: здесь нельзя заказать пиццу, но всячески призывают к тому, что близко и философии hugge: медленной готовке, медленным пешим прогулкам и уединению с природой. К слову, в cittaslow придумали и так называемый медленный туризм – идею того, что, приехав, скажем, в Германию, турист должен не объездить как можно большее количество городов за неделю, а остаться в одном. Таким образом, впечатления будут более полными и завершенными, в противном случае они напоминают моментальные впечатления.

Быть может, Оноре прав. Подобные консервативные реакции уже случались – достаточно вспомнить идеи британского романтизма об уходе к истокам и природе, которые были не чем иным, как ответом горожанина на активные урбанистические процессы в крупных городах и наращивание производственных скоростей.

Читайте также:
Поделиться: