Забота о себе

Унылая пора: существует ли осенняя депрессия

Унылая пора: существует ли осенняя депрессия

«Осенняя депрессия» – неизменное словосочетание современного вокабуляра, порождающее уйму материалов, лайфхаков и даже путеводителей о сезонном психологическом недуге и о том, как его побороть. Но что, если осення депрессия – ложное состояние, придуманное обществом? Разбираемся, как антропологи и ученые пытаются доказать, что сезонные психозы – выдумка.

Психоантропологи (именно они, а не психиатры и психотерапевты) первыми задали вопрос, не является ли осенняя депрессия исключительно социальным конструктом. Другими словами, они предполагают, что психологическое здоровье людей по всему миру ухудшается не из-за объективных состояний природы и склонности человека к разным психическим недугам, зависящими от сезонности, а из-за того, что мы создали ментальную конструкцию, что осень – время хандры. Если еще проще: мы испытываем психологический дискомфорт именно осенью и зимой потому, что это легитимизировано обществом и потому, что «все грустят – и я грущу».

Есть аргументы за и против. Существуют так называемые культурно-специфические психотические заболевания, которые действительно могут объяснить влияние климата на психику. Например, есть полярный синдром, или арктический, проявляющийся у некоторых народностей, живущих за Полярным кругом. Психиатр, думается, скажет, что ключевой фактор, вызывающий культуральные синдромы, – особенность погоды. Социолог возразит, что существует групповое или коммунальное продкрепление (тот самый аспект, на котором настаивают психоантропологи) – процесс, когда внутри социальной группы существует повторение проговаривания какой-нибудь идеи или мысли. Если люди из поколения в поколение говорят об осенней депрессии, то они начнут испытывать реакционные состояния. То есть процессы, запущенные извне, станут той самой проговариваемой идеей.

По мнению психоантропологов, идея осенней или зимней депрессии (что-то очень похожее на полярный синдром) – это просто слишком сильно давящая на нас мысль. Есть одна забавная история, говорящая в пользу гипотезы. Американский психолог Кэри Лейбовиц решает испробовать продубленную северным ветром хандру на себе лично и написать о сезонности депрессий академическую статью. Для этого она отправляется на кафедру психологии в самый северный университет мира, расположенный в норвежском городе Тремсе за Полярным кругом. Тремсе расположен на острове размером с Манхэттен и находится чуть более чем в 200 километрах за Полярным кругом, три месяца город погружен в полярную ночь и совсем не видят солнца. Никто бы не хотел здесь жить, а кто здесь все-таки живет, по идее, должен страдать из-за депрессии.

Здесь надо оговориться: вместо академической статьи у Лейбовиц вышла журналистская, а написать об особенностях местных климатических недугов у нее не вышло. Первым, что удивило Лейбовиц, было то, что глава кафедры психологии Йоар Виттерсо пишет статьи о счастье и саморазвитии, хотя, казалось бы, должен был писать о заполярных расстройствах. Второе – что сотрудники университета радуются вьюгам, ведь теперь на работу можно добираться на лыжах или снегоходах. В третьих, что контрмера норвежцев по сохранению позитивного настроя была такой простой. То самое всем поднадоевшее хюгге. Лебовиц провела в Тремсе год и в целом не заметила массовых проявлений депрессии.

Унылая пора: существует ли осенняя депрессия

Историю Лейбовиц любят приводить как пример того самого коммунального подкрепления: если норвежцы не страдают от депрессий во время полярных ночей, то только потому, что не проговаривают идею о депрессии и тем самым не легитимизируют идею сезонности психологических состояний. У осенней депрессии (вернее будет называть ее сезонным аффективным расстройством) может быть объективная природа: осенью у нас нарушается выработка гормона лептина, который отвечает за насыщение, поэтому нас чаще клонит в сон и мы едим больше, чем следует. Также происходит уменьшение светового дня, влияющее на выработку мелатонина, который, в свою очередь, влияет на производство нейротрансмиттеров дофамина и окситоцина (некоторые психиатры даже предлагают терапию светом). Опять же психоантрополог может сказать, что такое нейробиологическое состояние реакционно, то есть инетнсивность выработки нейротрансмиттеров действительно ниже из-за социальных конструктов внушения, что осенью нас неизменно ждет депрессия. Возможно, стоит раскошелиться и купить билет в Тремсе.

Читайте также:
Поделиться: