Технологии

Love Ex Machina: возможны ли отношения между андроидом и человеком

Литература и кинематограф еще с 1980-х спекулируют на тему отношений между человеком и андроидом. И вот вопрос: возможен ли эмоцоиональный искусственный интеллект – могут ли роботы по-настоящему научиться любви?
Love Ex Machina: возможны ли отношения между андроидом и человеком

Пятнадцать лет назад, во времена Первомая и цветения первых соцсетей и мессенджеров израильский философ Аарон Бен-Зеев в своей книге «Любовь онлайн» рассуждал о том, возможно ли зарождение любви в переписке. Тогда электронный эпистолярий казался странной, может быть. даже извращенной формой классической переписки – симуляционной средой, где возможны только симуляционные же отношения. Сейчас, как мы знаем, любовь по переписке не только возможна, но и широко распространена: люди из разных городов или стран знакомятся в интернете, приезжают друг к другу и, возможно, впоследствии меняют графу с адресной пропиской и ждут новое гражданство.

Сегодня этическую философию, философов сознания и искусственного интеллекта интересует другой аспект (позаимствуем термин у Бен-Зеева) «электрической любви»: возможны ли чувства человека к роботу? возможны ли чувства андроида к человеческому существу? возможна ли подлинность чувств машины, запрограмированной разделять с живым существом абстрактное понятие любви?

Love Ex Machina: возможны ли отношения между андроидом и человеком

Пожалуй, первый вопрос кажется наименее проблематичным. Вот самый расхожий пример: главный герой фильма Спайка Джонза «Она» влюбляется в искусственный интеллект. Его можно назвать девиантом, ущербным человеком, наконец, извращенцем, но, если подумать, с каждым годом мы разделяем куда больше интимных моментов и состояний с техникой, мы проводим больше времени с ноутбуками и смартфонами, чем с членами семьи, доверяем адресной строке запросы, которые постесняемся озвучить близким или психотерапевту. Любовь к технике и (пойдем чуть дальше) к роботу – это продолжение эго-нарратива, отзеркаливание потребностей конкретного пользователя, подстраивание аппаратуры под его нужды. Любовь к андроиду возможна, потому что в мире встречается куда больше нездоровой любви к себе, чем плодотворной любви к другому.

Но возможна ли любовь андроида к человеку? Джон Серл, американский философ сознания, одним из первых поставивший под вопрос настоящность чувств машин, провел нехитрый мысленный эксперимент, получивший название «Китайская комната». В почти пустой закрытой комнате со столом, письменными принадлежностями и несколькими справочниками сидит человек по имени Джон Серл, который ни слова не знает по-китайски. В соседней комнате находится китаец, подсовывающий под дверь Серла записки. Серл, конечно, ничего не понимает, но все книги в комнате оказываются справочниками о построении ответных предложений с четкими инструкциями, при этом нет словаря или пояснителя, что означает конкретный иероглиф. Серл составляет ответы согласно инструкции и отправляет послание под дверь, даже не зная значения отдельного иероглифа. Китаец по соседству думает, что переписывается с человеком, прекрасно владеющим китайским, но Серл не понимает ни слова, а лишь следует инструкции. Так и с эмоциональными шаблонами андроида: он следует справочникам.

Love Ex Machina: возможны ли отношения между андроидом и человеком

Отсюда проистекает и вопрос определения возможного нового ИИ: может ли интеллект быть не только интеллектуальным, но и эмоциональным? Cоциолог любви Полина Аронсон описывает анекдотичную ситуацию: если сказать голосовым помощникам Siri или Алисе, что вам плохо, то первая по-англосаксонски извинится и скажет, что ничем не может вам помочь, вторая фтаталистично и по-русски пожмет воображаемыми плечами и скажет: «Никто и не обещал, что будет легко». Эта байка кратко, но демонстративно иллюстрирует, что ни один андроид, каким бы гиперреалистичным и обучаемым ни казался, не способен нам помочь – по крайней мере, в эмоциональном смысле.

Философ Нил МакАртур пишет, что отношения с роботами породят новое, отдельное состояние любви. По его мнению, чувства людей к роботам возможны и в будущем будут считываться не как девиация, а как еще одна форма инаковости и отличности, как, например, существуют небинарные союзы и альянс разных гендеров. Еще МакАртур считает, что андроиды действительно станут объектом любви для людей с ограниченными возможностями, которые часто ограничены в выборе партнеров и общении.

Здесь вспоминается фильм Алекса Гарленда «Из машины», где главный герой Калеб, аналитик по тесту Тьюринга, предназначенного определить насколько совершенен ИИ, влюбляется в андроида. Фильм Гарленда строится на идее если не симуляции, то самообмана: ни его герой-человек не уверен, влюблен он в робота или ему кажется, что влюблен, ни его герой-андроид не уверен, заложены шаблоны эмоции извне разработчиками или они и правда способны учиться чувствам.

Читайте также:
Поделиться: