Образ жизни

COVID-19, goodbye: лидеры мнений о том, какое будущее наступит после коронавируса

COVID-19, goodbye: лидеры мнений о том, какое будущее наступит после коронавируса

Это осенью ученые обнаружили новый штамм COVID-19 – «омикрон», в чьем главном белке произошло 32 мутации. Тяжело припомнить, какой это по счету штамм коронавируса, еще сложнее – предвидеть, как изменится мир после пандемии. Зимой же подтвердилось, что у «омикрона» появились (еще одни) новые мутации. Вспоминаем футурологические прогнозы о том, каким станет постковидный мир, которые составили лидеры мнений. А мы выбрали самые любопытные, на наш взгляд, мысли.

И все же многие до сих пор не знают, чего ждать: сколько мы еще будем жить с коронавирусом, будут ли его штаммы реплицироваться все быстрее, как он повлияет на глобальную и локальную экономику, можно ли представить, что через умозрительные 5–10 лет мир превратится в изолирующиеся друг от друга государства. Пока вирусологи рассуждают о том, что, вероятно, «омикрон» станет последним витком коронавируса, политики, экономисты, писатели и изобретатели пытаются представить, каким же будет новый мир.

Юваль Ной Харари, автор поп-антропологических книг «21 урок для XXI века», «Sapiens: краткая история человечества» и «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня», делится своим мнением. Харари честно признается, что не знает, каким будет геополитический сценарий. С одной стороны, COVID-19 приведет мировое сообщество к еще большей глобализации, с другой стороны – к изоляционизму по типу Соединенного Королевства. Возможно, еще больший размах приобретет так называемый надзорный капитализм (вездесущие камеры, отслеживание информационных следов), возможно, политики предоставят народу большую автономность. Среди двояких прогнозов Харари есть следующие: правительства будут бороться с техноолигархией и корпорациями либо правительство уступит мегакорпорациям.

COVID-19, goodbye: лидеры мнений о том, какое будущее наступит после коронавируса

Содиректор Центра интернет-исследований при Калифорнийском университете Сафия Нобл обращает внимание на такое явление, как капитализм катастроф, когда та или иная климатическая, экологическая или эпидемиологическая катастрофы служат поводом для упрочения позиций власти. Нобл обращает внимание на то, что в плачевном положении вследствие пандемии оказалась значительная часть населения – в первую очередь социально незащищенные группы.

Почетный профессор европейской мысли Лондонской школы экономики Джон Грэй перечисляет те тенденции, к которым привели первые две волны пандемии, которые будут лишь усиливаться. Итак, эпидемия снизила влияние Запада в глобальной политике и привела к расколу внутри ЕС. Вместе с тем усилилась роль вмешивания правительств в экономику. По Грэю, нас ждет не самый привлекательный экономический сценарий.

COVID-19, goodbye: лидеры мнений о том, какое будущее наступит после коронавируса

Давиде Казаледжо, участник популярной партии «Движение пяти звезд», ставшей очень популярной в Италии в 2010-х, приводит в пример другую эпидемию – разгар бубонной чумы. Тогда случился один из важных сдвигов, которые привели к ослаблению религиозности среди населения, что, в свою очередь, привело европейские страны к эпохе Ренессанса и возвысило роль науки. Согласно Казаледжо, развитие науки в ту эпоху заложило зачатки современной медицины. Вполне может быть, мы на пороге открытия чего-то великого и осталось только подождать.

Джаред Даймонд, обладатель Пулитцеровской премии за нон-фикшен-книгу «Ружья, микробы и сталь: судьбы человеческих обществ», оптимистичен – по его мнению, человечество ждет даже не усиление глобально-экономических связей, а осознание глобального единства. Мы стоим на пороге климатического изменения и пандемии, что, по его мнению, объединяет людей. Противоположное мнение у турецко-британской писательницы Элиф Шафак. Она считает, что окончание пандемии приведет к изоляционизму и усилению роли регионов в политической жизни. Еще писательница считает, что глобальная торговля предыдущего столетия сменится редким сотрудничеством стран лишь по нескольким вопросам – здравоохранению и проектам по решению климатических изменений. Прогнозы Шафак близки, хоть и не идентично, мыслям Эрика Шмидта, бывшего главного исполнительного директора Google. Шмидт считает, что из-за вируса уже имеется более активное вмешательство правительства в экономику, чтобы направить средства на спасение страдающих отраслей. Это может быть временным явлением, а может оказаться залогом развития авторитарности.

Изобретатель Билл Джой указывает на то, что в распространении коронавируса виновата экологическая нечистоплотность и алчность человека. А именно – частичное уничтожение ареала обитания животных. По мнению Джоя, пандемия подводит человечество к мысли, что впереди еще не один катаклизм климатического характера. В лучшем сценарии после эпидемии правительство и бизнес будут вкладываться в разработку проектов, способных предотвратить экологические катастрофы.

Еще одну научную революцию пророчит хирург-миллиардер Патрик Синьсян, который уверен, что после COVID-19 медицина станет приоритетной областью. Синсьян считает, что, победив вирус, ученые будут работать над большим количеством исследований: впереди лечение ранее неизлечимых болезней, предотвращение возникновение штаммов и новая фармакология.

Читайте также:
Поделиться: